воскресенье, 17 мая 2015 г.

17.05.15. Интервью с ополченцем.

17.05.15. Интервью с ополченцем. 

"Командир Славяносербского гарнизона милиции ЛНР: за нами — Бахмутская трасса. Ежедневно поступают сообщения об обстрелах киевскими силовиками населенных пунктов Славяносербского района. О сложившейся на сегодня ситуации на линии соприкосновения рассказывает командир Славяносербского гарнизона 7 бтро (батальон территориальной обороны) Корпуса Народной милиции ЛНР Денис Москаленко.

— Какова ситуация сегодня?

— В самом Славяносербске относительно спокойно. А вот ближе к мосту в Трехизбенке ситуация напряженная. По всей линии фронта постоянные обстрелы. Под ежедневными ударами населенные пункты Знаменка, Пришиб, Сокольники, Крымское.

— В какое время идут обстрелы? Из чего?

— Как правило, артналеты и обстрелы из тяжелого вооружения происходят с утра, но иногда они могут затянуться. А так бьют постоянно. АГС, минометы, как 82 мм так и 120 мм, и вплоть до бронетехники и танковых орудий.

— Получается, ВСУ не выполнили условия Минских договоренностей и не отвели тяжелое вооружение?

— Танки точно не отведены. Украинская бронетехника осталась на прифронтовых территориях. Да, впрочем, противник и не стесняется — они прогревают двигатели буквально в зоне видимости и слышимости с наших позиций. Наблюдали это не раз, в тех же Сокольниках.

— Есть ли логика в этих обстрелах? Когда стреляют, зачем, почему?

— Каждый обстрел проконтролировать сложно. Ведут беспокоящий огонь, огневую разведку. Пытаются нанести урон, накрыть позиции. Часто бьют по жилым строениям и гражданским объектам. Людей из части населённых пунктов своими обстрелами они выдавили — несколько сел жителями полностью брошены, стоят пустые. Одним словом, по-разному бывает.

— Какие потери от этих обстрелов?

— Несколько человек в неделю раненых. В среднем, до 5 человек. Всех «трехсотых» стараемся максимально быстро эвакуировать с обстреливаемых территорий и доставить в лечебные учреждения. Погибших в последнее время, слава Богу, нет.

— Как сильно пострадали населенные пункты в этих районах?

— Сокольники разбиты на 80 процентов, остальным досталось меньше.

— Насколько мирные жители подвергаются опасности?

— У нас — только от обстрелов. Но те, кто вынужден по тем или иным причинам перемещаться по территориям контролируемых ВСУ, «Айдаром» и другими вооруженными формированиями, те могут попасть в оборот. Так, например, в апреле, таксист с нашей стороны подвез людей к мосту. «Айдаровцы» увидели символику ЛНР, которую водитель просто забыл снять с номерного знака, вытащили его из машины и стали зверски избивать. Били так страшно, что крики несчастного были слышны даже на наших позициях. По непроверенным данным мужчина скончался в больнице, хотя украинская сторона утверждает, что он, якобы, находится под арестом в управлении СБУ. Злополучную машину сожгли на месте, остов и сейчас стоит возле моста. Пассажиров не тронули — отпустили после допросов. И это лишь один эпизод.

— А что происходит на той стороне? Часто ли люди жалуются на грабежи?

— Так там уже нечего грабить. Доблестные украинские силовики выгребли у местных все, что было. Как говорится, подчистую.

— Готовятся ли они к наступлению, какие слухи ходят?

— Перемещения и переброска техники идет у них постоянно. Они готовят позиция, укрепляются, ставят бетонированные заграждения, но для атаки у них тоже все готово, особенно со стороны моста. В других местах им потребуется понтонная переправа.

— Почему именно здесь такое напряженное противостояние?

— За нами — Бахмутская трасса. Перерезав её можно развить наступление на Луганск, тут до города час хода на танке. Это — стратегически важное направление. Перейти им здесь в наступление — дело нескольких часов.

— Насколько реально такое наступление?

— Попробовать они, конечно, могут, но, думаю, у них ничего не получится.

— Есть ли противостояние между ВСУ и другими украинскими силовиками?

— Да, безусловно. И не только между ВСУ и «Айдаром». Например, есть жесткое противостояние между «Айдаром» и милицейским подразделением «Золотые ворота». Там частенько доходит дело до реальных боестолкновений, вплоть до батальонного уровня. У «Айдара» уже чувствуется усталость от войны, а вот «Золотые ворота» сильно мотивированы. Это местные милиционеры, сбежавшие на украинскую сторону. Много офицеров, они потеряли должности, да много что потеряли, и дороги назад у них тоже нет, вот им, как раз есть за что упираться. Поэтому и столкновения там происходят постоянно.

— Вы говорите об усталости?

— Да. Там люди уже осознают отношение украинской власти и к народу, и к военным. Они четко понимают, что их всех кинули и обманули. Кроме того, у украинских силовиков чувствуется очевидная усталость от войны, от ее бессмысленности. Все, что делается ими, делается из-под палки, по приказу. Мотивации воевать у них последнее время не видно.

— Они выходят на неформальные контакты?

— Да, посредством ОБСЕ мы общались с ними. Информации у нас достаточно.

— А у наших ребят, как настрой?

— Настрой наш не поменялся. Что несет нам украинская власть, ее военные и террбаты, мы видим каждый день. Так что, с мотивацией у нас все в порядке. Мы готовы стоять до последнего.

— Чем занимаетесь вне несения службы?

— У нас идет постоянное обучение, боевое слаживание, стрельбы. Учимся воевать каждый день. Используем любую возможность и свободное время.

— Какова криминогенная обстановка в районном центе?

— Славяносербск и до войны был достаточно спокойным местом с низким уровнем преступности. Плюс часть сотрудников РОВД остались верны своему долгу и не бросили службу. Сейчас они подчинены МВД ЛНР, исполняют свои профессиональные обязанности. Да и мы за порядком присматриваем.

— А в целом ваш прогноз — выстоим?

— Безусловно. Иначе и быть не может."