суббота, 22 августа 2015 г.

22.08.15 Сообщение от журналистов

22.08.15 Сообщение от журналистов

Детские врачи Донецка - доктора работают под обстрелами. Детское отделение Республиканского Травматологического Центра — одно из самых «горячих» точек в здравоохранении молодой Республики. Несмотря на огромную масштабную помощь Российской Федерации и волонтеров, особое отношение властей ДНР и неоценимый вклад волонтеров, детям, проходящим здесь лечение, все еще требуется помощь.

За время военных действий в детском отделении проходили лечение сотни маленьких пациентов. Были среди них безнадежные, которых удалось спасти. Но были, к большому сожалению, случаи, когда врачи оказались бессильны. 

Но медики, работающие в отделении, не просто хорошо делают свою работу. Они отдают все силы, знания и опыт, душу выкладывают с тем, чтобы сохранить пациенту жизнь, а в идеале и здоровье. Ведь они только начинают жить, эти несчастные раненые дети.

Каждый день врача детского отделения летом-осенью 2014 года — это небольшой подвиг. Работать в условиях тотальной нехватки всего — на это нужен характер. Но бывали и подвиги. Будничные, не оцененные никем, кроме родителей лежащих в отделении детей.

Бывало так, что во время очередного обстрела, когда снаряды и мины рвались чуть ли не во дворе Центра, детей приходилось эвакуировать в подвал, в бомбоубежище. Однако нескольких малышей не то что возить по этажам, с места сдвигать было нельзя. Они лежали на специальных растяжках, и лечение требовало абсолютной неподвижности. А за окном гремели взрывы и свистели осколки.

Тогда персонал отделения приняли единственное в той ситуации решение. Врачи, медсестры, санитарки, руководство отделения — все они кроме дежурящих в убежище собрались и выстроились перед детскими кроватями, спинами к окнам, закрыв собой детей от осколков стекла, да и от осколков снарядов тоже. Все, кто слышал о таком самопожертвовании, не мог остаться равнодушным. Все, кроме самих героев в белых халатах. Они, пожимая плечами, отвечали неизменное: «на нашем месте так поступил бы каждый». Наверное. Но это ни в коей мере не умаляет подвига, совершенного этими людьми.

Сегодня, когда на Донбассе интенсивность обстрелов снизилась, а люди научились беречься от пуль и снарядов, потока раненых детей в отделение почти иссяк. Но все-таки раненые дети есть, и среди них много тяжелых. Например, 7 августа в отделение поступило трое детой с тяжелыми минно-взрывными травмами. Причина трагедии — извечное детское любопытство: пацаны взялись «исследовать» полуразорвавшийся снаряд. Результат — ампутация конечностей, повреждения глаз, множественные осколочные ранения. Двое из троицы до сих пор в реанимации. Один, младший, восьмилетний, остался без нескольких пальцев. В настоящее время над спасением работоспособности кисти руки бьются лучшие донецкие микрохирурги.

Над одним из раненых мальчишек трудились сразу три бригады хирургов. Нужно было оперативно спасать ногу, руку и внутренние органы, а также спасать глаза. Удалось стабилизировать состояние ребенка, в противном случае все могло закончиться плохо. Шок и огромная кровопотеря, да и доставлен маленький пациент был не очень оперативно.

Сегодня жизни юных «исследователей» уже ничто не угрожает. Донецкие медики в очередной раз сотворили маленькое чудо. Но, увы, оторванные конечности у нас пока пришивать не научились. А значит, детям понадобится дорогостоящее протезирование. Плюс протезы надо будет менять несколько раз, дети ведь растут.

Есть в отделении и старожилы. Это дети, пострадавшие еще прошлым летом и осенью. Их, что называется, «выхаживают», медленно, но планомерно ставят на ноги. Я видел фотографии этих детей, сделанные в приемном покое. Знаете, даже в самом кровавом голливудском триллере такого вряд ли увидишь. По этическим соображениям мы не можем публиковать такое для широкой публики. Но сегодня все это позади, постепенно забылись и ужас, и боль. Это — результат отличной работы детских психологов, волонтеров, персонала отделения.

Они создали для юных пациентов условия, близкие к домашним. Игрушки, книжки, телевизор — все это не просто антураж, а элементы психологической реабилитации, вещи, благодаря которым удается вывести деток из ступора, вернуть к нормальной жизни. И все равно, от каждого громкого звука они моментально падают на пол. Рефлекс, который еще долгие годы будет преследовать донецких детей.

Мы спросили у Елены, детского хирурга, что можем сделать для отделения. И получили развернутый ответ сию минуту. Все нужды и потребности больницы постоянно крутятся в голове у каждого врача, как иначе.

— Нужна оргтехника. Нам бы компьютер и ноутбук, в Донецке сейчас все это стоит немыслимых денег. А портативная техника нужна для обследования детей в реанимации. У нас есть стационарный реограф (прибор для исследования кровотока), но его можно использовать только для тех пациентов, которых можно перемещать. Чтобы исследовать кровь тех, кто в реанимации, нужен хотя бы ноутбук. Тогда возможно переключить стойку реографа на него и перевозить в реанимацию или в палаты, в которых лежать дети на вытяжении. Хотелось бы, конечно, второй вазограф со стойкой и ноутбуком, но пока это для нас заоблачная мечта.

Еще одна мечта — электромиограф с магнитной индукцией для выявления неврологических нарушений. Для этого аппарата ключевым является "магнитная индукция", которая позволяет выявить уровень повреждения.

Наша клиника имеет большой опыт по оказанию высокотехнологичной помощи с использованием криогенных методов реабилитации пациентов (в том числе рубцовых деформаций). Дети, пострадавшие в результате боевых действий, имеют множество рубцовых изменений тканей (кожи). Нередко посттравматические рубцы являются причиной контрактур суставов (ограничение, нарушение движений). У многих пациентов такие «следы» имеют психологическое значение, особенно когда они располагаются на открытых частях тела. Сами рубцовые ткани нередко склонны к образованию грубых келоидов, могут болеть, изъязвляться, даже перерождаться в злокачественные.

Благодаря криогенным технологиям дети очень эффективно избавляются от данного вида посттравматических проблем. Но в настоящее время в Донецке невозможно приобрести жидкий азот (расходный для криолечения продукт, криагент). Раньше его привозили из Мариуполя. Но сейчас эти поставки прекратились из-за блокады.

Фирма, которая могла бы привезти нам жидкий азот из России, отказалась везти небольшое количество криагента (которое нам нужно), он очень сильно испаряется при транспортировке. А большие объемы (несколько тонн!) нам не нужны. Т.е. жидкий азот нам нужен постоянно, но регулярно в маленьких объемах. Поэтому мы очень заинтересованы в приобретении мини-станции для получения из воздуха жидкого азота 6 литров в сутки. Естественно, и это — мечта.

Да что говорить, мы были бы рады даже 15 метрам линолеума! Порой не хватаете элементарного, хорошо еще, что Россия поставляет львиную долю медикаментов (около 90% от потребности по данным главного врача Центра А. А. Оприщенко – ред.) Кое-что подбрасывает Красный Крест (не более 5%), остальное – волонтеры.

Елена не успокаивается и не опускает руки. Она и ее коллеги в буквальном смысле добывают необходимые отделению элементы оборудования. Все, что можно, несут из дома. Такая вот местная привычка — в отличие от тех, кто тащит все с работы, наши врачи несут всё на работу. Да только нести практически нечего, ведь они, как и коллеги из других отделений, только недавно начали получать зарплату, а раньше довольствовались военными пайками, которые привозили ополченцы.

Публикуем этот рассказ не для сбора средств. Вдруг кто-то власть имущий, здесь в Республике или в России, прочтет это и сможет помочь. Вдруг в какой-нибудь клинике залежалось на складе нужное оборудование, или некая фирма имеет возможность поставок малого количества жидкого азота. А быть может, в некоей крупной компании осталось от ремонта несколько метров линолеума или других отделочных материалов.

Хотя, положа руку на сердце, и материальная помощь лишней не будет. Отделение ведет тщательный учет расходов и поступлений, а деньги поступают напрямую доктору Елене.

Контакты врачей детского отделения, координаты, реквизиты и прочие данные желающие и имеющие возможность помочь могут получить в редакции. 

Украинская власть игнорирует судебные решения о выплатах пенсионерам Донбасса

Самопровозглашенная киевская власть полностью игнорирует не только украинское, но и международное законодательство. Это — одна из главных причин войны, вспыхнувшей на Донбассе. Об этом в комментарии «Русской Весне» заявил руководитель проекта «Белая книга», харьковский политэмигрант Константин Долгов.

«Игнорируемый украинскими СМИ прецедент донецкого пенсионера В. Вязового показателен. Его, как и всех остальных пенсионеров Донбасса, киевская хунта незаконно лишила пенсии. Он решил бороться за свои права не в ополчении (возраст не тот), а в украинских судах. Вязовой выиграл (!) суд против украинского Кабмина — в феврале киевский суд постановил возобновить выплату пенсий как ему, так и другим пенсионерам Донбасса. Но на носу осень, а правительство Яценюка продолжает тупо игнорировать это решение. Сейчас адвокаты Вязового подали иск против Украины в Европейский суд по правам человека. Почти наверняка он выиграет это дело. Но что помешает хунте проигнорировать и это решение суда?», — сообщил Долгов.

«Тут можно вспомнить начало войны в Новороссии. В марте и начале апреля в Харькове, Донецке, Одессе, Луганске, люди выходили на площади на мирные митинги с требованием провести референдум в полном соответствии с украинским законодательством. В ответ Киев объявил их „террористами" и начал так называемую „АТО", вынудив своих же граждан взяться за оружие и сопротивляться», — добавил собеседник «Русской весны».

«Я реалист и не думаю, что Вязовой добьётся справедливости в суде. Но надеюсь, что его прецедент поможет „европейским партнёрам" Украины раскрыть глаза на то, какого монстра они сами вырастили на майдане», — резюмировал Долгов.