четверг, 27 августа 2015 г.

27.08.15. Заметка от Светланы Арсеньевой.

27.08.15. Заметка от Светланы Арсеньевой.

"Непризнанная республика: независимость или гетто?
Итак, Донецкая народная республика – непризнанное государство, предмет торговли, политических спекуляций, злопыхательства врагов, сочувствия друзей, и по-совместительству – наша родина. Наша земля, которая держит нас и не отпускает в поисках лучшей и безопасной жизни. Рождение этого маленького государства состоялось под канонаду первых обстрелов, а младенчество проходило в условиях блокады, безденежья и крушения ожиданий победоносного блицкрига. Те, кто наблюдает за нами по ту сторону барьера, называет нас Юго-Востоком Украины, а те, кто пытается выжить здесь, упрямо утверждают: Донбасс – не Украина, а независимая республика. Только за что мы боролись и на что напоролись?

Больше года назад Украина лишила жителей мятежных республик финансового обслуживания и вывела все государственные учреждения с территории АТО. Государство отказалось признавать людей своими гражданами. Наиболее больно это ударило по самым незащищенным: новорожденным и шестнадцатилетним. В этом нежном возрасте люди обычно получают свои первые основные документы: свидетельство о рождении и паспорт, без которых никто не может жить полноценно. Все самые элементарные блага цивилизованного общества человек получает, предъявив эти документы. Получить выплаты на ребенка, устроить его в детский сад и школу, поступить в вуз, выехать за границу, вступить в брак, купить недвижимость, заявить о наследстве... Список можно продолжать бесконечно. Такие элементарные действия, которые и составляли кирпичики нашей прошлой мирной жизни, становятся невозможными в ДНР. Но люди продолжают жить: женятся, рожают детей, поступают в вузы. Только документов проблемы решают по-разному. Алена – сирота, ее опекун – бабушка, которая помнит рассказы своего отца, выбиравшегося из немецкого окружения без документов, за что был осужден и направлен в штрафбат искупать вину кровью. Бабушка помнит также развал Союза и имеет сестру в Осетии. Житейская мудрость подсказала пожилому человеку, что ребенку нужен нормальный украинский паспорт, а не справка из паспортного стола РОВД и печатью ДНР. Аленке нужно поступать, а без паспорта ни на Украине, ни в России это невозможно. Поэтому бабушка вместе с Аленкой получает пропуск, томится в очередях и рискует нарваться на неадекватных солдат на блокпостах, но едет на Украину и добивается получения паспорта. Понятное дело, ситуация безвыходности у бабушки – это источник коррупционных доходов мелких сошек бюрократической машины. И паспорт внучки для бабушки оказывается золотым, но именно он позволит Алене пересечь границу с РФ.

А вот Максиму Строганову не повезло. Его мама несколько месяцев не получала зарплаты, поехать на Украину за паспортом у них не было возможности. Максим учился в 11 классе в специализированной школе-интернате для одаренных детей при Донецкой музыкальной академии им. С Прокофьева. Мальчик играет на ударных инструментах и невероятно талантлив. Когда в марте 2015 года в Музыкальной академии решался вопрос о том, какого образца дипломы получат выпускники, то вузы Российской Федерации живо откликнулись на проблемы вузов непризнанной республики и согласились выдать российские дипломы. Но, конечно, россияне должны иметь представление об уровне специалистов, которых выпускает Донецк. Поэтому была организована командировка – показательные выступления донецких студентов, аспирантов и учащихся школы-десятилетки Донецкой музыкальной академии в Москву в «гнессинку». В составе делегации ехали министр культуры ДНР Александр Парецкий, ректор музыкальной академии Валентин Колоней, а также директор и преподаватели школы интерната для одаренных детей, ну и, конечно, наши самые талантливые ученики и студенты. Несмотря на такой солидный состав делегации, Максим не смог пересечь российскую границу только потому, что в свои шестнадцать с половиной лет у него нет украинского паспорта. Его завернули на российском КПП, в Москву он не попал... Не помогли никакие звонки в министерства и договоренности. В России пограничники действуют только по закону, а в законе нет такого государства, как Донецкая народная республика. Нет паспорта, нет свидетельства о рождении, нет доверенности от родителей на вывоз ребенка из Украины – человек не может попасть на территорию РФ....

Кстати о доверенностях. Порядок пересечения границы Украина – Российская Федерация прописан давно и в связи с вооруженным конфликтом на Донбассе никто его не менял. Дети до 16 лет могут выезжать только либо в сопровождении обоих родителей, либо иметь нотариальную доверенность-разрешение на вывоз ребенка за границу. В мирное время не составляло труда получить такую доверенность у любого нотариуса. Чаще всего Трудность заключалась в том, чтобы найти отца, особенно если мать не имела понятия, где он пребывает, и заставить его прийти к нотариусу. И тогда ребенок обретал свободу передвижения. Без такой доверенности ребенка в Россию не пускали. Не пускали также его родителя, если в его украинском паспорте не была вовремя вклеена фотография в 25 и 45 лет...

Уже год, как на территории Донбасса не работают украинские нотариальные конторы и паспортные столы. Чтобы сделать доверенности или другие документы, люди в обязательном порядке должны ехать на Украину. Потом появились частные нотариусы, которые за деньги и фотографии вклеивали, и доверенности делали, и даже паспорта. Но как водится, эти услуги стали стоить значительно дороже. Но люди приспосабливались, если есть потребность в услуге, обязательно найдутся желающие эту услугу предоставить.

Только вот государству Украина и этих мытарств жителей Донбасса оказалось недостаточно. С первого августа 2015 года запрещена деятельность всех частных нотариусов Украины на территории АТО и закрыт нотариальный реестр. Все документы, выданные от имени государства Украина на территории Донбасса с этого дня – НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ. За этим скупым словом «недействительны» стоят тысячи разных судеб. Например, Яна живет в Донецке, ее бабушка - в Юрьевке у самого моря. Каждый год семья спокойно отдыхала на море, взрослые по очереди присматривали за детьми, чтобы те могли все лето купаться, загорать и оздоравливаться в целебной йодированной азовской воде. Так случилось, что бабушка теперь живет по одну сторону фронта, а Яна – по другую. Теперь они в разных, враждующих государствах. Но женщины сделали пропуска и часто ездили друг к другу. В начале лета Яна, рискнув, отвезла троих малолетних детей к бабушке в Юрьевку. А сама осталась в Донецке работать. Заканчивается август – пора собирать детей в школу. Яна помнит, как в прошлом сентябре она оформила старшего сына в школу в Святогорье (Украина), но ни она, ни ребенок не выдержали воинственной украинизации процесса обучения. Они Не выдержали сумасшедшей русофобии и чрезмерной политизации в школе. Вернулись в Донецк. Теперь снова начало учебного года, а дети – на Украине. Но оказалось, что детей не пропустят в Донецк без доверенности от отца. Теперь в этих самых доверенностях родители дают разрешение на вывоз ребенка из Украины в другую страну, Крым и зону АТО. Именно в таком порядке и значится в тексте доверенности. Но отец находится в Донецке, где нотариусы доверенности больше не пишут, а выехать в Украину, чтобы забрать детей лично или написать доверенность отец не может, потому что целое досье на него висит на сайте доносов и клеветы «Миротворец»... Для матери это замкнутый круг или большие деньги за решение вопроса.

Непризнанное государство также лишено возможности вести полноценный бизнес и торговлю. Невозможно заключать договора и осуществлять безналичные платежи. В Донецке с нуля создается собственная банковская система, открыто уже множество отделений Центрального Республиканского банка ДНР, но он еще далеко не все банковские услуги может предлагать. Пока вся его деятельность сводится к выплате пенсий, зарплат и пособий, и приему коммунальных платежей. И хотя уже разрекламирована возможность осуществлять денежные переводы в Россию и из России, и такая услуга крайне необходима жителям Донбасса, но все же она часто дает сбои. А причина в том, что государственные банки России не имеют права сотрудничать с банком непризнанной республики, только коммерческие. При этом подключить банк к международным системам межбанковских платежей таких как Вестерн-Юнион, Золотая Корона, Анелик напрямую тоже нельзя. О системах Виза и Мастер Кард и мечтать не приходится. И вообще, чтобы совершить элементарный денежный перевод, банковским работникам приходится «выкручивать руки». Сначала платеж уходит из районного отделения в центральное отделение ЦРБ ДНР, потом в Ростов в «специальную контору, находящуюся по адресу...», а только потом – адресату на территории РФ, да и то не в каждом городе, а только там, где есть отделение коммерческого банка, работающего в системе Анелик. Самое интересное, что в самой России практически во всех банках вообще не в курсе, что можно осуществить перевод в Донецк. А вся эта сложная цепочка разработана исключительно потому, что Россия не признала республику. Ну, нет такой страны и все.

Поэтому и малый бизнес, те самые торговцы, которые должны обеспечить насыщение рынка самыми необходимыми товарами пользуются пока только наличкой. Да и с договорами проблемы. Рассказывает Наталья Александрова, она занимается туристическим бизнесом еще с советских времен, имеет тридцатилетний опыт. Когда началась война, ей пришлось закрыть украинское предпринимательство, закрыть фирму. Все равно людям было Не до путешествий. Через год дончане привыкли к обстрелам, к военной обыденности, стали получать пенсии и зарплаты, и возникла потребность в отдыхе. К тому же почти все туроператоры сбежали, открылась ниша в бизнесе. Наталья Александрова перестраховалась и открыла предпринимательство одновременно на Украине и в ДНР. Она сказала:

- Лучше я двойные налоги заплачу, но я не хочу попасть в безвыходную ситуацию в России, если мои документы ФЛП (физлицо предприниматель) с печатью ДНР там окажутся недействительными. Ну так все и случилось! Там смотрят только на украинские документы. Мне говорят: ребята, мы понимаем ваши проблемы, но нет такого государства, вы непризнанные! Вас нет! Вот и приходится до границы с РФ нашим же предъявлять документы от ДНР, а после границы российским пограничникам и таможенникам – только украинские документы. А теперь после первого августа, когда стали отменены Украиной нотариальные доверенности на детей, мне вообще некого стало возить. По-моему, мы скатываемся в настоящее гетто. Я люблю и обожаю наш Донецк, я хочу жить и работать только здесь, но как?! Если без паспортов мы не люди?!

По этой же причине не работает почта. Посылки передаются через водителей автобусов или частных машин на свой страх и риск. Распиаренное государственное предприятие «Почта Донбасса» выполняет единственную функцию – выплату пенсий. Денежные переводы не осуществляются, доставки товаров также нет. Нельзя купить в интернете – никто не доставит в ДНР, потому что такой страны нет.

Вот и получается, что нас не признает страна, ради которой мы пошли защищать русский мир, приняли на себя удар чудовищной силы. Да, безусловно, мы благодарны России за гуманитарную помощь, за добровольцев-ополченцев, за учебники и дипломы, но это только рыбка, которая тяжело достается самой России, но не может прокормить всех голодных на Донбассе. А нам нужна удочка. Мы не можем вечно побираться с протянутой рукой в ногах у великой державы, нам необходимо иметь достоинство прокормить себя самим. У нас пока еще достаточно человеческого ресурса, но скоро станет недостаточно промышленного потенциала, после бомбежек скоро не останется вообще ни шахт, ни промышленности. А то, что останется в условиях блокады и непризнанности не принесет нам прибыли.

Ведомые ветром «русской весны», мы дружно, монолитной стеной, выходили на митинги, референдум, сражались за Славянск и Горловку, Донецк и Дебальцево и мечтали только об одном – стать частью России. Так же как Крым, потому что мы – такие же русские, мы верили в скорое возвращение домой. Но оказалось, что Донбасс – это не Крым, Донбасс на сорок лет раньше оказался на Украине. И теперь блудному сыну не место в семье на равных. Мы проглотили эту обиду и стали доказывать собственной матери, что уже достаточно искупили вину кровью бойцов, стариков и детей, исковерканными судьбами и разорванными семьями. Отступать нам уже некуда, но и движение вперед запрещено дорожным знаком: "Стоп! Непризнанное государство".