пятница, 18 сентября 2015 г.

18.09.15. Заметка от Василия Семенова. 

"Нам пишут из Донбасса. "Все мужчины моей семьи защищают Донбасс". За окном ординаторской неврологического отделения районной больницы густеют осенние сумерки. Аромат крепкого кофе перебивает обычные больничные запахи. Врач-невропатолог Галина Игнатьевна отставляет в сторону чашку и продолжает разговор:

- Со своим теперешним мужем Валентином познакомилась в Ташкенте в середине восьмидесятых в военном госпитале, где он лечился после ранения, полученного в Афганистане. Разве могла молоденькая выпускница мединститута устоять перед обаянием героя-десантника? Одна тельняшка и голубой берет чего стоили! Правда, глаз тогда ему так и не сумели спасти. Вот и воюет теперь уже во второй раз, но с позывным Циклоп. Валентин увёз меня к себе на родину в Донбасс. Здесь сыграли свадьбу и поселились в доме его родителей. Со временем получили квартиру. Муж работал в ДОСААФ, а я в больнице. Родились двое сыновей. Одному сейчас двадцать пять, другому – двадцать два. Отец приучил их к спорту, обучил боевым искусствам, стрельбе. Короче как знал, что потребуются бойцы для защиты от фашистов.

Все трое участвовали в Антимайдане, неоднократно выезжали в Киев, где участвовали в схватках с бандеровцами. Понятное дело, что когда произошёл переворот, и началась гражданская война, все трое ушли в ополчение. Иначе просто быть не могло. Хотела и я пойти вместе с ними – муж еле отговорил. Убедил, что надо остаться и присматривать за престарелыми родителями. И как в воду глядел – у отца вскоре инсульт случился. С трудом выходила.

- А что было самое трудное для вас за всё время войны?

- Ждать. Особенно когда известия с фронта не приходили. А такое случалось неоднократно. Больше всего боялась, что кто-то из моих мужчин попадет в плен. Потому что уже было известно, как бандеровцы обращаются с пленными. Уж лучше сразу погибнуть. Но недаром ведь сказано: «Как боялись, так и вышло». Мой младший сын вместе с двумя товарищами, находясь с боевым заданием во вражеском тылу, попал в плен. Их выдал предатель из местных. Конечно, Андрей мне всего не рассказывал. Когда его обменяли – он не мог даже ходить. Из автобуса вынесли на носилках. При медосмотре выяснилось, что у него сломаны рука, рёбра, перебит позвоночник. И в свои двадцать два года он совершенно седой.

- А как же его друзья?

- Тех тоже избивали, пытали. А потом одного загнали на минное поле, где он подорвался. А другого расстреляли у обрыва.

- А муж что-нибудь рассказывал о своём участии в боевых действиях? Какой эпизод вам особенно запомнился?

- Особенно запомнился рассказ, как год назад Валентин вместе с танкистами на броне сходу ворвались к окраинам Мариуполя. Он говорил, что нацики были в такой панике, что бежали из города, выпрыгивая из штанов, и прятались по углам. Наши танки без единого выстрела прошли к городу, ни разу не столкнувшись с неприятелем. А что делать дальше? Связались по радио с командованием. А оно заявило: «Приказа брать Мариуполь нет. Возвращайтесь обратно». Никогда, ни раньше, ни позже, не слышала, чтобы Валентин так ругался. Действительно, город уже фактически был сдан. Его можно было взять малой кровью, практически без потерь. И насколько дороже его взятие обойдётся в будущем! Сколько людей будет убито, искалечено. Не понимаю я, не понимают мои родные и их товарищи, кому и зачем было нужно отказываться от Мариуполя?

Я хоть и не хирург, но раненых, изувеченных повидала достаточно. У нас и сейчас в отделении лечатся ребята из ополчения, проходят восстановительную терапию. Приходится использовать и лекарства, и физиотерапию, и иглоукалывание, которому я специально обучалась. Кстати, моему сыну оно очень помогло. Он уже начал ходить. Правда, пока только по комнатам. Так что сейчас у меня два инвалида на руках – дед и внук. Дед – тоже участник войны. В Великую Отечественную войну был танкистом и дошёл до Праги. Мальчики в детстве очень любили перебирать его награды, рассматривать военные фотографии. Такая вот связь поколений получается.

- Ну а старший сын – как складывалась и складывается его военная судьба?

- Антон сейчас служит вместе с отцом. Воевал под Славянском, защищал Горловку. Был в Дебальцево. Его позывной Антей. Рассказывал, что как-то вчетвером они взяли в плен около полусотни украинских солдат. Притворились чеченцами, а «укропы» их боятся как огня, стали кричать с акцентом: «Ахмэд, абхады справа. Сейчас наши падайдут!». «Герои Украины» сразу же выбросили белый флаг.

- А почему он выбрал в качестве позывного имя античного героя?

- А он у меня вообще фантазёр. Увлекается литературой в стиле фэнтези. Пересмотрел все фильмы о героях Эллады. Сам пытался писать фантастические рассказы и повести. Понятное дело, до войны. Кстати, кажется то ли в 2010, то ли в 2011 годах ездил в Харьков на фестиваль фантастов «Звёздный мост». Потом рассказывал, что одним из спонсоров фестиваля был нынешний министр-палач Аваков. Вот как люди меняются! А недавно Антон поделился своей нынешней мечтой: сообщил, что хочет написать роман о войне.

…Наша беседа продолжалась бы и далее, но Галине Игнатьевне позвонили из санпропускника и сообщили, что привезли «тяжёлого» пациента. Осталось только от всей души пожелать ей дождаться мужа и сына с победой."