четверг, 10 сентября 2015 г.

В.Путин и стратегия М.Кутузова 05.09.2015 В свое время М.И.Кутузов сдал Москву, но выиграл войну. Эту историю все помнят. Меньше помнят то, что в зимних лесах под Москвой замёрзли 100 тысяч мирных жителей, бежавших из брошенной Москвы от Наполеона. История щадит победителей: после грандиозной победы никто не оценивал план Кутузова как циничный и бесчеловечный. Стратегия изматывания противника, избегая генерального сражения – полностью себя оправдала. А жертвы? Войны без жертв не бывает… М.И.Кутузов, как и Барклай до него - исходили из трехкратного превосходства армии Наполеона над русской армией. Их планы - унизительные для национального достоинства, даже со сдачей священной столицы - строились на необходимости воевать с заведомо более сильным противником. Отсюда - прямая аналогия к эпохе и действиям Владимира Путина. Когда в 1999 году В.Путин пришел к формальной власти – реальная его власть была около 0%, тогда как власть американо-израильских оккупантов в России приближалась к 100%. У Путина не было вообще ничего - кроме шутовской картонной ельцинской короны. Олигархия, выросшая из банд и руководимая из США, владела ВСЕЙ экономикой, ВСЕМИ СМИ, ВСЕМИ регионами («избрав» там губернаторов-бандитов), всеми партиями, учреждениями, ведомствами и институтами. Власть Ельцина не простиралась дальше Садового кольца в Москве, да и внутри этого кольца была более чем условной. В 1999, в 2003, даже в 2005 году свергнуть Путина - ЕСЛИ БЫ В США ПРИНЯЛИ ТАКОЕ РЕШЕНИЕ - было легче, чем Януковича: ничего, кроме декоративных символов власти у преемника «царя» Бориса не оставалось… Но Путин имел свой план. Этот план опирался на неучтенные оккупантами монархические чувства русского народа и на его великое терпение. Для элит Путин был лишь наёмным менеджером (что и сам тогда любил подчеркнуть в официальных речах) – но для простого народа чувствовался, ощущался – как монарх, как заместитель престола великих царей Третьего Рима. За этим чувствованием не было ничего объективного, материального – и потому нюх западников его не ощущал, игнорировал. Мало ли чего тёмному мужику там пригрезится? Ведь все силы и средства в руках иудизированной «элиты», сомкнутой в железный заговор! За множество минувших (прямо скажем – тяжёлых и постыдных) лет – пропорция власти сдвигалась. Теперь, конечно, у Путина вовсе не «около 0% власти», как в 2003 году, когда ничтожнейшая Украина безнаказанно лепила ему прилюдные пощёчины (В 2003 году кучминская Украина вторглась на российскую территорию, аннексировала ключевой для прохода в Азовское море остров Тузлу, запретила России строить дамбу в Керченском проливе. Это сделало Украину единоличным владельцем Керченского пролива, за что Украина брала плату за проход в Азовское море с российских кораблей. Несмотря на публичную демонстративность агрессии и вызывающий характер оскорбления, немалые для России убытки, закупорку для РФ Керченского пролива – Путин вынужден был стерпеть все эти действия американского вассала). И у прозападных оккупантов уже не «около 100% власти», а существенно меньше. Многие годы подряд Путин увеличивал и наращивал свою долю власти в ущерб всевластию иудизированной олигархии. Но даже и сейчас, в 2015 году, нельзя сказать, что власть Путина в России составляет 100%, а власть оккупантов с Запада – 0%. Дети воровской приватизации удерживают за собой очень много ключевых позиций и пользуются огромной поддержкой, практически неограниченным кредитом с Запада. Поэтому далеко не всё, что делается в России – делает Путин. И это нужно понимать – как бы вы к нему не относились, просто ради объективности. Путин, как правитель, очень долго вырастал из фигуры декоративной и ритуальной. Он насаждал вокруг себя контр-элиту по принципу личной преданности ему, сосредотачивал в своих руках денежные потоки, реальные властные полномочия. При этом шаги вперёд чередовались с малопонятными шагами назад, отчего движение страны было лишено внятности и логичной целостности. Например – Путин отменил выборность губернаторов, дававшую власть местным кланам бандитов – но потом, словно бы в насмешку над собой – назначил губернаторами тех же самых «крестных отцов» региональных мафий – которые прежде сами себя «избирали» в регионах. И они сидели ещё много лет – зачем?! Затем – объясняю – что за каждым ударом следовали слоновьи дозы «успокоительных» для местного криминала, а главное – для Запада. В оценке своих сил, как малых и ненадёжных, Путин проявил огромную трезвость. Изначально «план Путина» исходил из трезвого понимания абсолютного превосходства врага в силах и средствах. Это обидно, неприятно, оскорбительно, но это – увы – было и остаётся суровой реальностью. Как воевать с врагом, который абсолютно превосходит тебя в силах и средствах, и в то же время никакого мира с тобой (даже «похабного» Брестского) подписывать не намерен? А воевать нужно, ибо цель врага – твоё полное и окончательное уничтожение, тотальный геноцид! «План Путина» учитывал как невозможность мира (неизбежность тотального геноцида русских после их поражения), так и предельный минимум средств, который имеется на руках у русского предводителя. Больше всего «план Путина» напоминает парадоксальный ответ красноармейца Сухова в «Белом солнце пустыни»: -Как хочешь умереть, быстро, или помучиться? – спрашивают басмачи у пленного Сухова. -Лучше, конечно, помучиться… - отвечает невозмутимый Сухов. Иначе говоря, Путину нужно было выигрывать время для укрепления режима своей личной власти – и он стал это делать, в буквальном смысле слова, ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ. Главной задачей Путина на первом этапе была такая: не превратить долгую агонию пленной России в её моментальный расстрел. Разными хитростями и невероятными манёврами (главной целью которых было усыпить бдительность западных хозяев) – Путин добился реальной власти взамен ельцинской, декоративной. На это ушли годы, даже десятилетия. Можно ли было сбросить иго быстрее – оставим вопрос открытым… Безусловно, процесс далеко не завершен. Власть Путина и сегодня висит на ниточке, а если кто-то этого не видит, то только потому что обывателю трудно представить тот колоссальный силовой ресурс, которым обладают западные сатанисты. Россия в буквальном смысле нашпигована их агентурой. Экономика Россия порвана в клочья. Окраины России оккупированы и терроризируются нацистскими гауляйтерами. Власть в России, как перина клопами, набита двойными и тройными агентами. Здесь и такие «элитарии», которые притворяются друзьями Путина, а служат западной масонерии. В пику им введены другие, которые притворяются слугами запада, а сами перебежали на сторону Путина. Есть и такие тяжеловесы, которые ведут собственную игру, надеясь обдурить и Запад, и Путина. Есть, наверняка, коллаборанты, ориентированные на Китай и т.п. Ни про кого из генералов ничего нельзя сказать уверенно: их по нескольку раз перекупают противоборствующие тайные кланы. Про одного думаешь, что он путинец – а он лейтенант Ротшильдов. Про другого, наоборот – что он засланец с Запада, а он – агент Путина… План Путина, изначально исходивший из абсолютного превосходства сил врага – и сегодня сохраняет эту преамбулу. Верно это или не верно – судите сами, но Путин в это верит: в то, что Запад, консолидировавшись, уничтожит Россию в очень короткие сроки. А потому главная задача – не дать Западу за кулисами выработать общую позицию. Обе противоборствующие стороны демонстрируют максимальное презрение к таким затрёпанным сакралиям, как общественное мнение народов, выборы и референдумы, внутреннее и международное право, образ в средствах массовой информации и т.п. Ни Запад, ни Путин к народам мира не апеллируют – борьба идёт под масонским «ковром», за кулисами. И мы не можем её видеть – хотя от этой борьбы зависит сама наша жизнь. Даже простое наше биологическое существование сегодня напрямую зависит от успеха борьбы Путина, невидимой нам борьбы феодальных, по сути, кланов… Как политику-реалисту, Путину хорошо известно истинное строение западной власти. Идиотские сказки про демократию и выборы он оставил пресс-секретарю, и правильно сделал. Президенты и парламентарии - меняемые каждые четыре года политические проститутки, с потрохами купленные финансовой олигархией – никогда правителями не были, не будут, потому что чисто технически не могут быть правителями. Запад в реальности – это жестокое и террористическое, пронизанное бесправием и правовым нигилизмом, переполненное (как и любая деспотия) дешевой демагогией о народовластии групповое самодержавие прибравших его к рукам богатейших семейств. Как устроено коллективное самодержавие на Западе? Это безусловная и абсолютная власть 100 (или 300) богатейших семейств. Всё остальное существует лишь как шутовская декорация финансовой олигархии. У самодержавия группы много плюсов: оно бессмертно, лишено субъективизма царя в монархии и т.п. Но решения западной олигархической тирании – тесно связаны с голосованием внутри группы. И тем решительнее Запад действует – чем больше олигархов проголосовали за действие. Если все 100% олигархов проголосовали за какую-нибудь войну, то она ведётся с максимальной интенсивностью, а если 40% были против – то получается «странная война» или вообще сползание к войне юзом. Очень часто у Запада случается как бы паралич воли, он очевидным для всего мира образом «тормозит» и, подобно буриданову ослу, не может сдвинуться с места. Глубинная причина такого ступора – разлад и острая дискуссия внутри самодержавной группы США. Когда половина «группового самодержца» за, а другая против – Америка и весь Запад начинают топтаться на месте, словно бы их разбило параличом… Эту особенность западного группового самодержавия активно, интенсивно использует Владимир Путин в своей, теперь уже очевидной аналитикам, стратегии. Я не буду называть её хорошей или плохой, верной или ошибочной – время покажет. Я, может быть, к числу её сторонников совсем не отношусь, но это моё дело.Моя задача – рассказать о реальности, а не лезть со своим мнением. Правильно это или неправильно, но В.Путин, как стратег, исходит из абсолютного превосходства врага в силах и средствах. Если общеевропейская, общезападная армия Наполеона превосходила русскую армию в 3 раза перед началом нашествия, то сейчас пропорции державной мощи ещё хуже для нас. Как и Наполеон, наиболее агрессивное крыло западной масонерии мечтает дать генеральное сражение, целиком и полностью разгромить сопротивляющуюся Россию и быстрой победой закончить дело. Подобно Барклаю-де-Толли, а затем М.И.Кутузову, Путин избегает генерального сражения, в котором мог бы за один день потерять всё и сразу. Путин избрал стратегию изматывания противника, проигнорировав то, что такая стратегия изматывает и его собственные силы (и неизвестно, кто вымотается первым – уповаем на русское долготерпение!). Путин стремительно маневрирует, то нанося чувствительные удары Западу – то откатываясь и имитируя капитуляцию. Но Путин, как и Барклай с Кутузовым – категорически отказывается закрепиться на каких-либо позициях, где Запад мог бы нанести ему решающий удар в коротком генеральном сражении. В этой стратегии – разгадка «непредсказуемости» Путина, который поступает ВСЕГДА не так, как от него ждут. Подписав капитуляцию, типа ВТО, Путин не намерен выполнять условия этой капитуляции, чем вводит всех аналитиков в ступор. Все аналитики были убеждены, что Путин не рискнёт напрямую присоединять Крым к России – а Путин рискнул. После этого все аналитики в один голос заявили, что Путину терять уже нечего, и он начнет большое наступление на Украине. И это действительно абсолютно логично после Крыма. Из этой железной логики исходили и друзья, и, что важнее – враги России. Мол, Путин пойдёт на Харьков, на Киев – и тут-то коллективный Наполеон Запада получит желанное генеральное сражение! А Путин… просто не явился на ринг, где его ждал боксёр-тяжеловес! Непредсказуемость Путина очень напоминает непредсказуемое поведение М.И.Кутузова в1812 году, но только в новых условиях «гибридной войны». Зачем было давать сражение под Бородино, и даже побеждать в нём – чтобы потом снова отступать?! И кто мог поверить, что Кутузов сдаст Москву?! Поверьте, что ошеломление современников сдачей Москвы было куда больше, чем ошеломление нашего поколения – при виде трагедии Донбасса… Главная, стратегическая цель никому «в миру» не известного, но аналитически легко вычисляемого «плана Путина» - добиться раскола внутри западной правящей масонерии, спровоцировать шизофрению, раздвоение личности у коллективной личности западной финансовой олигархии. Путину нужно, чтобы половина из 100 (или 300) семейств-упырей рвалась на войну с Россией, а другая половина – удерживала их за фалды с криком – «не лезь, они сами сдохнут!». Если групповой самодержец, правящий Западом и почти достигший мирового господства, разделиться в себе – его парализует. Он превратиться (как уже бывало много раз) – в паралитика, который дёргается, а действовать настоящим образом не может. Раздвоение воли у этого чудища – парализует все структуры и институты западного общества, наполненные под завязку абсолютно рабскими, лакейскими, одержимыми холопским недугом исполнителями. Эти холуи (пересмотрите фильм «Игрушка» с Пьером Ришаром) – сделают всё, что им скажут Ротшильды и Рокфеллеры ВМЕСТЕ. Но если Ротшильды скажут одно, а Рокфеллеры – другое, то у политических, судебных, военных, газетных, телевизионных и прочих холуёв произойдёт ступор сознания, и они начнут волчками кружить на месте. Поймите, что западная элита богатейших семейств – точно такой же царь, император, самодержец, как и Павел I или Людовик XIV. Это такой же самодур и тиран, не терпящий никакого возражения своей воле, и стирающий в порошок всех, кто заикнется о несогласии. ЕДИНСТВЕННОЕ отличие западной финансовой олигархии от Павла I или Тамерлана – в том, что она самодержец коллективный, групповой. Понимаете?! Она правит как царь, люди для неё – дешевле мусора, но она внутри себя не едина. И если в ней половина хочет войны с Россией, а другая половина – боится такой войны, то она будет, подобно сумасшедшему, вертеться в попытке укусить свой копчик… Путин надеется истощить колоссальную мощь западной тирании, надеется на бунты и протесты у неё в тылу, на растягивание ею коммуникаций, на возникновение у неё других – кроме русского – фронтов и очагов напряженности. Оттого важнейшей задачей Путина стало вот что: не дать «ястребам» западного самодержавия неоспоримых аргументов против его «голубей». Путин ведёт войну не за сердца народов, и не за картинку в прессе. Все его действия заточены под внесение раскола в узком олигархическом кругу закулисных сил. Всякому наказанному Ходорковскому противостоит «успокоительное средство» в виде ненаказанного Абрамовича, всякому удару – «успокоительные» либеральные кривляния. Ведь это массы и толпы могут не понимать, что экономический либерализм – убийца народов, яд, впрыскиваемый в жилы национального организма. Элитарные закулисные силы прекрасно это знают. Они ничуть не сомневаются, что яд либерализма убивает Россию изнутри, убивая её экономику. Из этого они делают логичный на 100% вывод: незачем рисковать ядерным апокалипсисом, нападая на Россию в открытую: экономический либерализм убьёт её изнутри. Но в условиях стратегии Путина всякая очевидная логика – подводит противника. Ведь защитить Донбасс после Крыма – тоже было на 100% логично, однако… Я не намерен восхвалять Путина или служить его апологетом. Избранная им стратегия «успокоения упырей» - страшно бьёт по народам – русскому и всем другим. Расчет на то, что русский человек феноменально терпелив, что он вынесет все эти годы и десятилетия омерзительнейше-либеральных экономических актов, и не окочурится – это расчет доходящего до цинизма прагматика. А ну как не выдержит и окочурится – с кем останетесь, Владимир Владимирович? Другое дело – спросить себя: а насколько у Путина, как у стратега, широк коридор возможностей? Сможет ли он сейчас начать ударными темпами сталинских пятилеток строить великую Россию – и не получить удар сплочённого противника, катастрофически превосходящего нас по силам и средствам? Пока хотя бы часть западной масонерии уповает на самоугасание России – необходимость большой войны не очевидна для коллектива-упыря. Добиться видимости российского самоугасания для Путина год от года всё сложнее: всё меньше упырей масонерии в это верит. Сомнительна и сама фабула успокаивать агрессора видимостью своего угасания: сколько это может продолжаться, и чем кончится? Но в то же время можно понять те мотивы, которыми руководствуется Путин, и которые он, по понятной причине, не может открыто и лично огласить. Ему плевать в буквальном смысле на всё – кроме раскола в сотне богатейших семейств планеты по «русскому вопросу». Этот раскол, вызванная расколом нерешительность Запада – представляется команде Путина единственным шансом вытащить себя, Россию и человечество из «конца истории». Я рассказываю вам драму истории, в которой нет пока никакого конца – ни печального, ни счастливого. Никто сегодня не может сказать – прав ли Путин, придумав ТАКОЙ план, а не другой? Никто не может определить – что будет с Путиным после первых успехов его плана, успехов, вполне, может быть, ситуационных и тактических. Мы ещё не знаем, станет ли Путин главкомом Кутузовым – или повторит трагическую судьбу главкома Духонина. Мы не будем величать его стратегом и тактиком – потому что не знаем – применим ли кутузовский манёвр в современной гибридной войне. Вообще – ничего ещё неизвестно и не решено. Кроме одного: победа открытых сатанистов cтанет концом цивилизации, и тут не поспоришь… Поэтому, как и в 1812, как и в 1941 – цена победы не может быть чрезмерной, что бы ни пришлось положить на её алтарь… Источник: politikus.ru НОД РОССИЯ http://rusnod.ru/novosti/v-rossii/natsionalnyy-lider/natsionalnyy-lider_10832.html