пятница, 27 ноября 2015 г.

Для чего президент Франции пытается вовлечь Россию в «антитеррористическую коалицию»? В результате трёхчасовых переговоров президенты Владимир Путин и Франсуа Олланд договорились, что Россия и Франция «будут совместно бороться с общими угрозами, и призвали партнеров усилить координацию в противостоянии «Исламскому государству» * в Сирии. «Естественно, что первостепенное внимание было уделено вопросам совместной борьбы с международным терроризмом. Варварская атака на российский авиалайнер в небе над Синаем, страшные события в Париже, теракты в Ливане, Нигерии, Мали привели к массовой гибели людей, в том числе сотен граждан России и Франции. Это наша общая трагедия. И мы едины в своем намерении найти и покарать преступников», — цитирует Владимира Путина РИА Новости. Как известно, перед визитом в Россию Олланд посетил США, Германию и Великобританию, где обсуждал перспективы создания широкой коалиции против ИГ. Конечно, после терактов 13 ноября в Париже президенту Франции необходимы какие-то шаги или хотя бы имитация шагов, показывающая, что с «Исламским государством» его страна теперь будет бороться, что называется, «до победного конца». Однако, как стало известно 26 ноября из заявления пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, вопрос о снятии санкций в ходе визита Олланда в Москву даже не обсуждался. То есть Запад, хочет воевать с террористами руками России, при этом, по-прежнему, ведя по отношению к нашей стране, мягко говоря, не дружественную политику. Возможна ли в такой ситуации «широкая антитеррористическая коалиция» с участием России? — Я хотел бы сказать, что Олланд сейчас находится между двух огней, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета Александр Шатилов. — Французское общественное мнение требует активизации борьбы с «Исламским государством». В том числе и борьбы в союзе с Россией, как со страной, которая наиболее жёстко и последовательно противостоит исламскому терроризму на Ближнем Востоке. С другой стороны, Олланд, с его низким рейтингом внутри страны, крайне зависим от Вашингтона, который, естественно, не приветствует союз Франции с Россией. Поэтому этакий «челночный вояж» Олланда — это попытка найти какой-то промежуточный компромиссный вариант. При этом не исключаю, что Олланд, как представитель относительно «не враждебной» России Франции нужен и США, которые сейчас пытаются как-то «поджать» Россию, но не заинтересованы в жёстком противостоянии. Возможно, американцы будут и впредь использовать Олланда в качестве посредника, «успокаивающей силы», пытаясь удержать российское руководство от наиболее резких шагов. Что касается реальной широкой коалиции против ИГ, то, на мой взгляд, она сейчас вряд ли возможна. Во-первых, Россия не зря фактически вела войска в Сирию. Не зря последовательно выступала против терроризма, чтобы теперь идти на какие-то существенные уступки. Особенно после того, как сбили наш СУ-24… «СП»: — То есть вступление в коалицию против ИГ будет воспринята как уступка России? — Да, это так. Поскольку сегодня Россия фактически возглавила борьбу с исламским терроризмом в Сирии. Вхождение в состав коалиции приведёт к тому, что такая позиция России будет размываться, что не на пользу нашей стране. Кроме того, после того, как был сбит российский бомбардировщик в Сирии, отношения между Россией и Западом реально достигли уровня напряжённости времён Холодной войны. Об этом позавчера открытым текстом заявил генеральный секретарь НАТО Столтенберг. Поэтому создавать коалицию со странами, которые с одной стороны борются с ИГ, а с другой — помогают террористам и противодействуют России, было бы, мягко говоря, странно и непродуктивно. Я думаю, Россия не будет возражать против того, чтобы США и их союзники боролись с исламским терроризмом, особенно на территории Ирака. А вот в Сирии наша страна хотела бы сохранить за собой стратегическую инициативу. — Уловки, подобные тем, какими пытался заниматься Олланд во время визита в Москву, вызывают только раздражение, — говорит депутат Комитета по обороне Госдумы РФ Вячеслав Тетёкин. — Сегодня совершенно очевидно, что за спиной ИГ стоят США и Турция. Стоят союзники американцев — Саудовская Аравия и Катар. Таким образом, нам предлагается создать коалицию против террористов с участием сторонников террористов. Я удивляюсь невозмутимости Олланда — партнёры его страны по НАТО фактически поддерживают террористическую организацию. Поэтому президент Франции, если он реально хочет бороться с терроризмом, как это ни парадоксально, должен заключать союз России против Турции. Поскольку без поддержки этого государства никакое ИГ не могло бы существовать. Ни с точки зрения поставки вооружений и «транзита» новых сторонников боевиков, ни с точки зрения доходов от продажи нелегальной нефти, на которые, по сути, существует «Исламское государство». Если бы Олланд приезжал в Россию реально создавать антитеррористическую коалицию, он должен был бы первым делом заявить о том, что его страна собирается, как минимум, отмежеваться от Турции. Без этого шага любая коалиция будет фикцией. «СП»: — Возможно ли что последние теракты в Париже всё же заставят Францию начать реальную борьбу против ИГ и занять жёсткую позицию в отношении Турции? — Теракты в Париже, на мой взгляд, не имеют прямого отношения к ИГ. Это дело рук одиночек, которые возбудились от призывов лидеров ИГ вести войну с «неверными» везде, где только можно. К сожалению, Олланд в отличие от де Голля, фигура крайне зависимая от заокеанских союзников и, конечно, без разрешения Вашингтона не будет принимать никаких мер против Турции. «СП»: — Тем не менее, несколько дней назад Владимир Путин отдал приказ российским военным взаимодействовать с французским авианосцем «Шарль де Голль» в борьбе с ИГ… — Я лично не вижу большого смысла в данном приказе данном главой государства. Такого уровня приказы должны отдаваться главным штабом ВМФ России. Это технические вопросы. К тому же французский авианосец подчиняется командованию НАТО, прежде всего. Не является самостоятельной силой. А поскольку в Североатлантическом альянсе главенствуют американцы, они не допустят того, чтобы французские бомбардировщики и истребители слишком успешно бомбили ИГ. * «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.