понедельник, 16 ноября 2015 г.

16.11.15. Заметка и фото от военкора с позывным "Степь".

"Горящие терриконы. "Перемирие? Да плесенью оно покрылось, забудьте!" - "Почему связь не работает? Что с рацией, вас спрашиваю? – голос командира разведгруппы, позывной Питон, звучит раздраженно, устало, но одновременно с облегчением. Питон бежал два километра, чтобы проверить, что случилось с соседним дозором, который перестал отвечать на вызовы. В заглохнувшей рации, как оказалось, банально села батарея. Но выволочку получают в итоге все. Ночь на 13 ноября на западном фронте возле Донецка выдалась тревожной, как никогда. Украинские войска более четырех часов подряд вели обстрел позиций армии ДНР возле Старомихайловки и в Петровском районе у поселков шахт им Челюскинцев и Скочинского. Били минометы и АГС. Участились рейды украинских диверсантов в районы линии соприкосновения. Одна из групп при задержании прямо в поселке открыла огонь, не желая сдаваться. Других отгоняют от позиций из стрелкового оружия. Отвечать зеркально: минами на минометный обстрел, например, ополчению запрещено категорически. В телеэфирах и комментариях разных «говорящих голов» с настойчивостью заевшей пластинки утверждается о «безальтернативности соблюдения минского договора». В действительности – по всей линии фронта в ДНР и ЛНР обстановка накаляется, обстрелы усиливаются, а подразделения приведены в состояние боеготовности из-за общей ситуации. Украинцы больше даже не пытаются замаскировать свои агрессивные намерения и массово прибывающую к фронту технику, артиллерию, ГСМ, боеприпасы, живую силу. Колонны и платформы с техникой идут открыто, днем, минные заграждения спешно снимаются и этот фактор тоже симптоматичен: обычно проходы делаются в случае атакующих действий, чтобы не подорваться на собственных полях.

Все эти действия сами наблюдают и разведчики группы Питона. Они немногословны, но с тревогой отмечают, что возле Марьинки отмечается большое скопление вражеских САУ и танков, в Курахово стянуты резервы карательных батальонов и ВСУ. Об этом же рассказывают и местные жители, у которых ребята набирают воду или пополняют запасы картошки или овощей.

- Перемирие? Да плесенью оно уже покрылось, забудьте. Каждую ночь тут шарашит. Вон, давеча кирпичный завод минами с той стороны накрыло и хозпостройку соседа моего - злится пожилой мужчина возле маленького, вросшего в землю домика, шиферная крыша которого посечена осколками, а забор после обстрелов похож на решето. Шахтные поселки Скочинского и Челюскинцев и раньше не блистали роскошью и богатством, а теперь, находясь у линии фронта, выглядят покинутыми и умирающими. Люди выходят на улицу лишь по крайней необходимости, а вечер и ночь точнее всего описывает цитата Конан Дойля: «Когда сгущался мрак, казалось, что силы зла властвуют над этим местом так же безраздельно, как над Гримпенской трясиной». Напряжение и страх местных жителей, простых шахтерских семей, понятен: в случае возобновления боевых действий или прорыва ВСУ они оказываются на острие атаки. Отсюда и злость в голосе, и раздражение от происходящего. Их жизнь можно сравнить с жизнью возле вулкана, который уже курится и земля вокруг искрит под ногами. Этот же образ приходит на ум и когда смотришь на вершину дымящегося террикона шахты им. Челюскинцев.

- Террикон горит. Хотелось бы, чтобы так же горела земля и под ногами этих вот, пришедших сюда украинцев. Зачем они сюда приперлись? Что тут забыли? – разведчик закуривает сигарету, всматривается в серые склоны и продолжает. - Кстати, а вы знаете, что если мина попадает в террикон, то она, как правило, зарывается внутрь и почти не дает осколков? Террикон террикону рознь, конечно, но обычно происходит именно так. Я и сам не знал.

Питон скупо рассказывает о себе. Сам из Макеевки. Участник боевых действий в Афганистане, где тоже служил в разведке в составе ограниченного контингента советских войск. Когда начались боевые действия на Донбассе, ни минуты не сомневался, на чьей он стороне. Считает, что нынешнее перемирие – мнимое и надо ожидать провокаций врага.

- Я поэтому и ругал ребят за молчавшую рацию. Думал, что-то случилось. Ребята молодые, дозор есть дозор. Отругал их правильно, не время расслабляться.

В этот момент его рация зашипела на вызов. Посты отчитались перед командиром, а разведке надо выполнять новое задание, на которое группа уйдет в эту ночь."