понедельник, 14 декабря 2015 г.

14.12.15. Сообщение от Андрея Манчука.

"Ситуация в Украине все больше напоминает Сальвадор 70-80-х годов - где, на фоне гражданской войны, целая череда ненавидящих друг друга "патриотов", которых насильно заставляли любить друг друга из посольства США, открыто боролась за честь "управлять сальвадорской демократией от имени Великой Страны" (последние два слова были написаны автором этого тезиса Гутьерресом именно с большой буквы, а два первых - с маленькой). Причем, если Яценюка сейчас нежно подержали за талию, то Наполеону Дуарте его будущие партнеры по патриотической коалиции три пальца отрезали, и избили так, что он едва не ослеп. И ничего страшного - впоследствии Великая Страна вернула его к власти и принудила дружить со вчерашними мучителями из числа военных и "добровольцев", которые продолжали резать новые жертвы.

Впрочем, в Украине тоже все еще впереди, конечно. Гражданская война в Сальвадоре продолжалась многие годы, и, заботясь о единстве демократических сил, Великая Страна время от времени разрешала менять самых обанкротившихся патриотов на еще более упоротых политиков. В числе которых к власти подобрались и местные билецкие из «Союза белых воинов» Роберто д’Обюссона. При этом, на стороне патриотической коалиции принимали участие солдаты и инструкторы Великой Страны (а также Израиля, Венесуэлы, Гондураса и Гватемалы) - количество которых, согласно опубликованным в 1996 году данным, составило почти 5 тысяч человек. Плюс гальванизирующие местных правых политиков кредиты - чтобы им было на что продолжать бойню. Хотя ситуация на фронте в основном оставалась патовой, а "мирные переговоры" официально шли восемь лет - чтобы вы все правильно понимали, слушая ритуальные высказывания о Минске.

Количество жертв этого конфликта оценивается разными источниками в 75-100 тысяч человек, при беспрецедентном даже для Латинской Америки политическом терроре против инакомыслящих. А все закончилось в 1992 году - когда распался СССР, сандинисты потеряли власть в Никарагуа, и Великая Страна внезапно потеряла интерес к такой важной для нее раньше сальвадорской демократии - равно как и потребность спонсировать змеиный клубок туземных элит. С тех пор прошло почти четверть века, но латиноамериканское государство так и не оправилось от разгула насилия и разрухи - около трети его жителей стали беженцами и трудовыми мигрантами, а само название Сальвадора стойко ассоциируется с транснациональной бандой Mara Salvatrucha, костяк которой составили бывшие парамилитарес - ветераны славных битв за свободу и борцы с красной угрозой."